Олег Пелипейченко (pelipejchenko) wrote,
Олег Пелипейченко
pelipejchenko

Category:
— Ну что, лысый, поговорим? — угрожающе процедила Юния Терция, жена Лонгина, надвигаясь на диктатора с коротким мечом в руке.
— Я не лысый! — вскричал Цезарь возмущённо и сделал шаг назад.
— А я считаю иначе, — возразила Юния Терция и опять сократила расстояние между ними.
— И я! — вставила Ида, жена Цимбера, сверля консула ненавидящим взглядом.
— И я! — рявкнула Ида, жена Сатурнина, стуча по ладони тяжеленным кулаком.
— И я! — пискнула Ида, жена Туруллия, подпрыгивая на месте, словно взъерошенный воробей.
— Неправда! Вы же мне сами говорили, что неправда! Каждая из вас! — взревел Цезарь и, сжимая кулаки, рванулся в сторону обидчиц так яростно, что те попятились.
— Да лысый, лысый, чего уж там... — будто невзначай, заметила стоящая в стороне Порция, провожая взглядом летящую ворону. — Ещё и жлоб.
— И ты, жена Брута?! — ахнул Цезарь, ошеломлённый предательством тайной возлюбленной больше, чем перспективой предстоящей гибели. Руки его опустились, и это дало время заговорщицам прийти в себя.
— Зачем ты ввёл такой календарь, Цербер его заешь? Отвечай, мерзавец! — потребовала Юния Терция, отводя меч в сторону.
— Как — зачем?! — опешил Цезарь. — Но это же... это же удобно!
— Кому удобно?
— Всем... Это насколько проще получается! Взять хоть ноны: в марте, мае, июле и октябре это седьмой день, а в остальные месяцы почему-то пятый. Мне парфянские послы жаловались, что никак запомнить не могут.
— Ничего, пускай запоминают! — воинственно выкрикнула Нонна, жена Басила. — Не хватало ещё, чтобы мы под этих варваров подстраивались...
Консул растерянно взглянул на неё.
— И иды тоже — если взять...
Что именно Цезарь хотел взять, так и осталось неизвестным, так как дальнейшие его слова были заглушены сердитыми воплями многочисленных Ид.
— Женщины, но ведь вы про отсчёт дней забыли — он у нас и прямой, и обратный! — охрипшему Цезарю еле удавалось перекрикивать возмущённых заговорщиц. — Купцы и ростовщики этим пользуются и обдирают всех, как финики!
— Ничего, мы от этого как-то беднее не становились, — прогудела жена Сатурнина. — А сейчас становимся!
— Как так?! — удивился Цезарь, глядя на неё округлившимися глазами.
Вокруг внезапно воцарилась тишина.
— Ты что, правда не понимаешь? — недоверчиво переспросила Юния Терция.
Консул помотал головой.
— Матроны, и мы ещё голосовали за этого болвана, — скривилась жена Цимбера и с омерзением плюнула Цезарю на сандалию.
— Да, голосовали! — пропищала жена Туруллия. — Да ещё и... и... и ещё голосовали!
— Да. А ещё спали с ним, — спокойно добавила Порция. — Вы все. И я тоже. Такая же дура. Одна только жена Цезаря... хм... выше подозрений в этом смысле...
Среди женщин возникло некоторое волнение, но почти сразу же затихло.
— Так в чём же дело?! — возопил Цезарь, страдальчески потрясая перед собой руками.
Порция хмыкнула, вздохнула и в первый раз перевела глаза на любовника:
— В каждый праздник старого календаря мы получали от мужей подарки. Это была древняя, освящённая веками традиция. Этими подарками кормились целые семьи наших родственников. Эти подарки были нашей гарантией выживания в старости — если муж решит поменять свою старую клячу на молодую кобылку. Более пятидесяти праздников в году. Матроналии, Компиталии, Карменталии, Либералии — где вы? Одним росчерком пера ты лишил нас буквально всего. Даже самому любящему мужу не придёт в голову поздравить жену, к примеру, с пятнадцатым марта.
— Милые мои, да вопрос не стоит выеденного яйца! — выставил руки вперёд Цезарь, защищаясь от наступающих амазонок. — Давайте я вам назначу праздник, самый главный в году праздник, специально для вас!
Жёны сенаторов возбуждённо загомонили, переглядываясь и недоверчиво поглядывая на консула.
Тот задумчиво посмотрел вверх и пошевелил губами, что-то прикидывая.
— Так, когда у нас не будет официальных мероприятий? Это число — лучше не надо, это уже занято, это — зимой, холодно всё-таки... Ну вот, есть у меня для вас праздник, других вариантов, по-моему, не осталось, но день хороший, сразу после мартовских нон, восьмое чис...
— Это что же получается — мало того, что один праздник на всё время, так его, если считать от сегодня, целый год ждать?! — взвилась Юния Терция. — Женщины, сколько ещё мы будем терпеть это издевательство? Бей его!
Ида, жена Цимбера, сорвала с Цезаря тогу и первой ударила беднягу в грудь ножом...
* * *
— Женщины, что вы наделали?! — простонал подоспевший Брут. Лонгин оказался слабее нервами и сейчас тихо всхлипывал, стоя на коленях у тела консула.
— С тобой я дома поговорю, — отрезала тяжело дышавшая Порция, вытирая кинжал от крови краем мужниной туники. — Тебе ещё народу объяснение предоставлять придётся, сейчас будем прикидывать, как это всё могло произойти. Кстати, сёстры, все слышали про праздник Восьмого Марта как последнюю волю правителя? Все готовы подтвердить? Ну и ладушки. И пускай Цербер заберёт каждого, кто ещё когда-нибудь покусится на наши подарки!..

С праздником вас, милые женщины! Это подарок от меня.
P.S. Есличо - на историческую достоверность не претендую.
Tags: избранное, насамомделе
Subscribe

  • (no subject)

    Он остановился перед Храмом. Красота Храма приковывала взор, кружила голову, наполняла душу неизъяснимым восторгом. Осмотрев весь Храм изнутри и…

  • (no subject)

    — А это кто? — воскликнул муж, грозно тыча пальцем в скелет, высунувшийся из старого шкафа для одежды. Скелет весело скалился на мужа и…

  • После дела

    (из серии "Как это было на самом деле") — Боги не умирают, Уотсон, — рассеянно заметил Холмс после того, когда я зачитал ему знаменитое скандальное…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 15 comments

  • (no subject)

    Он остановился перед Храмом. Красота Храма приковывала взор, кружила голову, наполняла душу неизъяснимым восторгом. Осмотрев весь Храм изнутри и…

  • (no subject)

    — А это кто? — воскликнул муж, грозно тыча пальцем в скелет, высунувшийся из старого шкафа для одежды. Скелет весело скалился на мужа и…

  • После дела

    (из серии "Как это было на самом деле") — Боги не умирают, Уотсон, — рассеянно заметил Холмс после того, когда я зачитал ему знаменитое скандальное…