Олег Пелипейченко (pelipejchenko) wrote,
Олег Пелипейченко
pelipejchenko

Categories:

Три желания

(из серии "Как это было на самом деле")
— Мама, а почему к нам уже давно никто не приходит?
Ничего не ответив, золотая рыбка всплеснула хвостом и нырнула в надвигающуюся волну. Малёк отчаянно заработал плавниками, пытаясь её догнать.
— Это же так здорово, когда желания исполняются! — прокричал он вслед уплывающей матери. — Всю жизнь мечтаешь-мечтаешь, а потом бац!..
Он еле успел притормозить: рыбка резко развернулась и остановилась.
— Бац, говоришь? — поджав губы, спросила она. — Ну-ка, отвечай: о чём ты всю жизнь мечтаешь?
— Ну... я... — растерялся малыш. — Чтобы всем было хорошо...
— Не пойдёт! — отрезала рыбка. — Желание должно быть максимально конкретным. Если кто-нибудь брякнет расплывчатое "Хочу, чтобы все меня слушались" или, пуще того, "Хочу быть самым главным" — ты даже не можешь себе представить, как это будет воспринято. И кем воспринято.
Оба невольно посмотрели вверх и тут же отвели глаза.
— Та Сила, что даёт нам возможность исполнять желания, обладает неиссякаемым запасом доброты — если не испытывать на прочность её терпение, — заметила рыбка. — Не стоит заходить в своих желаниях слишком далеко. Помнишь старую пряху, жену рыбака? Ну вот, тогда нет нужды дальше объяснять. Впрочем, я сейчас о другом. Мало у кого есть такое желание, ради которого стоит к нам приходить. Возьмём ту же пряху. Глупая старуха, которая в жизни ничего не видела и не знала. Для неё новое корыто действительно было пределом мечтаний. На всех уровнях мышления. Лишь добравшись с моей помощью до этого предела, она увидела новые перспективы. И поняла, что теперь может мечтать о чём-то другом, более ценном. Однако в силу своей ограниченности она по сути желала всё новые и новые корыта — из которых можно было хлебать всё больше и больше, всё слаще и слаще.
Рыбка раздражённо вильнула хвостом, и поток воды сбросил с уступа подводной скалы маленького краба. Тот благополучно приземлился на дно, погрозил рыбкам клешнёй и уполз в коралловые заросли.
— Когда-то люди умели хотеть по-настоящему, — продолжила рыбка, так и не заметив крабика. — Существовали специальные мечтальные школы при монастырях. Кстати, это один из монахов когда-то вывел нас в качестве учебного пособия. Люди тогда умели подключаться к Силе напрямую, без посредников. И без ограничений по количеству желаний.
— А почему сейчас не умеют?
— У людей всегда одни и те же причины, по которым они теряют свои умения. Войны и эпидемии разоряли местности, в которых стояли монастыри. Местные правители приказывали монахам исполнять свои мелкие прихоти, не понимая, что желание должно быть настоящим, выстраданным, а главное — что его исполнение не должно причинять вреда другим людям. А непонимание, сынок, обычно ведёт к потере веры. Разочарованные правители объявляли монахов лжецами и жестоко расправлялись с ними. Так постепенно исчезли земные школы мечтаний, и остались лишь мы, рыбки...
В большинстве своём люди, разумеется, умнее старой пряхи, они способны мечтать о большем, чем новое корыто. Но, как ни странно, именно человеческий ум, обычно практичный и расчётливый, мешает им прийти к нам. У подавляющего большинства людей желания вполне стандартны и корыстны. Никто по-настоящему не мечтает хорошо разбираться в поэзии или познать истинную суть сепуления, зато все хотят иметь много денег и сидеть на социальной верхушке, свесив ноги и поплёвывая вниз. А человеческое подсознание говорит, что для подобных желаний не нужны чудеса, такого можно добиться и обычным путём, приложив достаточно много усилий. Лишь у считанных единиц мечты настолько необыкновенны, что для их исполнения нужно обратиться к Силе. И при этом надо соблюсти два условия: во-первых, по-настоящему этого пожелать, и во-вторых, поверить, что твоё желание действительно может исполниться.
— И ещё есть "в третьих", мама: человек должен прийти к морю, вызвать кого-нибудь из нас и высказать своё желание, — хмуро добавил малёк.
— Увы, ты прав, — со вздохом согласилась рыбка. — И это, пожалуй, важнейшая причина, по которой к нам не приходят.
Малыш надолго задумался.
— Это несправедливо, — наконец заявил он. — Если существует такой сказочный и безболезненный путь к счастью, то по нему обязательно кто-нибудь должен идти. Иначе он совсем зарастёт разными колючими водорослями. Мама, ты же такая умная и такая добрая — придумай, что надо сделать, чтобы к нам снова начали приходить! Мне совсем не хочется прожить всю жизнь без всякой пользы. Мы ведь получили от судьбы невероятный подарок: мы точно знаем, для чего живём на свете. Ну так давай исполнять своё предназначение, мам!
Золотая рыбка грустно улыбнулась.
— А я и не заметила, как ты вырос, сынок. Хорошо, я помогу тебе. Вернее, ты сам себе поможешь, а я просто дам тебе одну подсказку. Как я уже говорила, та сила, которая позволяет нам исполнять желания, бесконечно добра. Только мы об этом почему-то забываем. Очень мало кто из нас осознаёт, что может пожелать чего-то и для себя тоже.
Малыш замер с открытым ртом.
— А ведь и правда... — медленно проговорил он. — Спасибо, дальше я сам.
Золотая рыбка ласково чмокнула малька в лоб. Он внимательно посмотрел на мать и хитро улыбнулся.
— А чего ты пожелала, мама?
Рыбка долго смотрела на сына и молчала.
— Извини, малыш, но этого я не скажу даже тебе, — наконец ответила она. — Впрочем, могу ещё раз намекнуть: ты уже произнёс ключевое для моих желаний слово. А дальше... дальше сам.
Рыбка хлопнула плавниками, и вокруг неё закружился вихрь из серебристых пузырьков. Несколько секунд она с нежностью глядела на сына из-за крутящейся серебряной стены, а затем вихрь плавно тронулся с места и, набирая скорость, понёс её в сторону заката.
— А в каком предложении?! — завопил ей вслед малёк. — Мам, ну что это за намёк! Так нечестно!
Однако золотая рыбка уже скрылась из виду.
Малыш вздохнул, медленно подплыл к стене и прислонился к ней боком.
— А дальше — сам, — повторил он. — Ну, что ж, давайте размышлять.
Из-за актинии высунулся любопытный глаз давешнего крабика.
— Если люди настолько глупы, что не могут разобраться с содержимым своих мозгов, — рассуждал малёк вслух, — придётся сделать это за них. Где-то там, в глубине души, у каждого человека обязательно есть оформленное сокровенное желание. Оно просто не может не быть... Ведь правда же?
Он закрыл глаза и мысленно произнёс первое желание.
Голову пронзило резкой болью, кожа побледнела, на ней проступили зеленоватые пятна. Ему показалось, что череп сейчас лопнет от только что обретённых знаний. Малёк повернулся и уткнулся лбом в холодную скалу. Стало чуть легче.
Человеческая душа оказалась совсем не такой, как он себе представлял. Она была глуповатой, эгоистичной, жадной. Однако под всем этим наносным илом действительно таилась сердцевина, в которой могли зарождаться добрые и возвышенные мечты. Теперь он это знал наверняка.
Сердобольный крабик приблизился к нему и протянул вкусную крошку, украденную им у актинии.
"Второе условие, по-моему, вообще можно обойти, — думал в это время малёк. — Если показать человеку уже исполненное его желание, ему просто придётся поверить в его исполнимость. Так что второе желание откладываем в запас. Хотя нет, мама же ещё предупреждала, что исполнение желания не должно причинить вреда другим людям. Но это невозможно учесть, когда людей так много, и все живут вместе... Да, пожалуй, всех до одного облагодетельствовать не получится. Но зато свой приз заслуженно получат самые любознательные, самые непоседливые — те, кто готов добиться поставленной цели, несмотря на любые трудности. Короче говоря, надо сделать так, чтобы желания разных людей не пересекались..."
Придя в себя после того, как взбесившееся мироздание перестало его истязать, малёк обнаружил над собой чужие звёзды. Во рту слегка горчило от непривычной воды. Вокруг сновали, опасаясь приближаться, диковинные тени. На дне колыхались какие-то тёмные стебли.
Некоторое время малыш исследовал свой новый дом. Он был ещё чужим, но малыш уже чувствовал, что сможет когда-нибудь с ним свыкнуться. Сможет с ним слиться. Сможет стать с ним единым целым.
И это было прекрасно.
И всё упрощало.
— Чем же оно маме не понравилось? По-моему, очень даже конкретное желание, — проворчал золотой малёк, чуть встряхнулся, сосредоточился и обратился к Силе в третий раз.

Обиженный крабик, так и не поняв, куда девался малёк, сожрал вкусную крупинку и начал рыться в кучке водорослей. С этими полоумными рыбками он решил больше не связываться..

По живому — теперь живому — океану прошла еле заметная волна. Затем он расслабился и приготовился ждать, пока люди доберутся до его планеты.
И до своего счастья.
И отсюда никто не улетит обиженным.
Tags: избранное, насамомделе
Subscribe

  • (no subject)

    Он остановился перед Храмом. Красота Храма приковывала взор, кружила голову, наполняла душу неизъяснимым восторгом. Осмотрев весь Храм изнутри и…

  • (no subject)

    — А это кто? — воскликнул муж, грозно тыча пальцем в скелет, высунувшийся из старого шкафа для одежды. Скелет весело скалился на мужа и…

  • После дела

    (из серии "Как это было на самом деле") — Боги не умирают, Уотсон, — рассеянно заметил Холмс после того, когда я зачитал ему знаменитое скандальное…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 22 comments

  • (no subject)

    Он остановился перед Храмом. Красота Храма приковывала взор, кружила голову, наполняла душу неизъяснимым восторгом. Осмотрев весь Храм изнутри и…

  • (no subject)

    — А это кто? — воскликнул муж, грозно тыча пальцем в скелет, высунувшийся из старого шкафа для одежды. Скелет весело скалился на мужа и…

  • После дела

    (из серии "Как это было на самом деле") — Боги не умирают, Уотсон, — рассеянно заметил Холмс после того, когда я зачитал ему знаменитое скандальное…